Нам 17 лет!
Главная страница

У инфляции в России есть потенциал роста

Справедливы ли те данные по инфляции, которые нам предоставляет Росстат?! Мы нередко задаем этот вопрос, особенно когда читаем о том, например, что за 10 месяцев 2016 года пищевая инфляция (индекс розничных цен на продукты питания) в России составила всего 3,23%, но, приходя в магазин, замечаем, что цены на те продукты питания, которые мы потребляем чаще всего, выросли за этот же период, например, от 5% до 25-30%, что явно противоречит выводам Росстата. Усомнилось в корректности выводов Росстата и исследовательское агентство «Ромир». В недавнем исследовании «Ромир» проанализировал около 10 млн покупок, совершенных российскими домохозяйствами за последние восемь лет и рассчитал собственный показатель инфляции потребительских цен – «индекс-дефлятор» уровня цен на приобретенные покупателями продукты питания, непродовольственные товары и услуги. В результате, по данным «Ромир», индекс-дефлятор потребительских цен в России за октябрь вырос на 1,2%, в то время как Росстат бодро рапортовал, что в России в октябре инфляция потребительских цен составила только 0,4%.

Альтернативным оценкам инфляции можно верить, но стоит также отнестись к ним критически. Недаром в современной России есть пословица: «где два экономиста, там три мнения». Ведь «Ромир» не пытается опровергнуть данные Росстата, агентство просто предлагает собственную методику оценки инфляции, не претендуя при этом на истину в последней инстанции. Хотя органы власти, ведущие исследовательские институты и университеты России, а также аналитики российских и международных инвестиционных банках предпочитают в своих прогнозах будущих макроэкономических показателей нашей страны опираться почти всегда на данные Росстата. То есть мнение Росстата принято государством, научным и аналитическим сообществом за официальную оценку. Мы не намерены спорить с Росстатом, однако полагаем, что в России и для альтернативных оценок макроэкономических показателей должно найтись место.

Нужно сказать, что принципиальное отличие между тем, что делает «Ромир» и Росстат, заключается только в разных методиках подсчета и использовании разных исходных данных. Например, Росстат считает инфляцию потребительских цен, исходя из номинальных ценников в розничных магазинах. При этом выводятся средние величины, хотя на самом деле цены на один и тот же товар и даже на один и тот же товар одной и той же фирмы могут сильно различаться даже не только в зависимости от региона, но и в одном и том же городе (населенном пункте) в зависимости от магазина, его формата, расположения, уровня наценки и т. д. Независимые исследователи для более корректного расчета инфляции потребительских цен учитывают реальные доходы населения и объем реальных расходов на товары. Вернемся к данным Росстата, согласно которым, в России пищевая инфляция за 10 месяцев 2016 года составила только 3,23%. Росстат объясняет свои цифры тем, что цены на многие группы товаров как минимум не растут или даже понижаются, также статистическое агентство учитывает данные по снижению цен на ряд продуктов питания, имевший место в августе-сентябре, преимущественно на свежие овощи и фрукты. И здесь с выводами Росстата трудно спорить.

Однако можно отметить, что основные претензии потребителей статистики, публикуемой не только Росстатом, но и всеми ведущими мировыми статистическими бюро, заключаются в том, что любой статистический показатель – это «средняя температура по больнице». Показатель совокупной инфляции по стране не может учесть уровень цен в каждом конкретном магазине, и такие детали как рекламные акции, распродажи и скидки, которые проводятся в торговых сетях, разницу между форматами розничных магазинов (дисконтный, премиальный или среднеценовой), местом их расположения (понятно, что в центре города цены всегда выше, чем на окраинах и тем более в пригородах), ценовую разницу между торговыми сетями, несетевыми магазинами, рынками и еще много других деталей. Именно в этом контексте альтернативный метод расчета инфляции, основанный не на том, какой уровень номинальных цен сложился в конкретных городах, а на том, сколько тратят покупатели, и на что они тратят свой доход, представляется более близким к реальности. Приведем простой пример: в конце августа и сентябре всегда дешевеют картофель и капуста. Но люди ведь не могут питаться только одной картошкой и капустой, им необходимо покупать другие товары. Поэтому те потребители, кто покупает мясо или рыбу чаще, чем картофель, а, допустим, капусту брокколи и баклажаны чаще, чем более привычную нам белокочанную капусту, не оценили преимуществ августовско-сентябрьской дефляции либо оценили их не в полной мере.

По моей собственной оценке, основанной на изменении стоимости потребительской корзины с начала года, пищевая инфляция (если ее рассчитывать по расходам на основные продукты питания, входящие в потребительскую корзину) выросла на 4,7% из-за роста цен на некоторые виды продуктов, при предположении, что ежемесячное потребление продуктов среднестатистическим гражданином остается неизменным. А в потребительской корзине присутствуют не только картофель и свежие овощи, там еще есть хлеб, крупы и макаронные изделия, мясо, рыба, сахар и т. д. То есть разница у меня получилась с Росстатом по подсчетам пищевой инфляции в целых 1,47 процентных пункта, и это достаточно существенно. Почему? Причина в подорожании таких основных продуктов питания, как рыба, хлеб, крупы, мясо, макароны, особенно выросли цены на рыбу замороженную и охлажденную (почти на 20%), что почти нивелировало снижение цены на свежие овощи осенью. Данные мои собственные по номинальным ценам в ближайших магазинах, причем разных форматов, это подтверждают: рыбная продукция сейчас один из наиболее недешевых продуктов питания.

Есть также у оценок Росстата, равно как и у других статистических агентств, еще один важный недостаток. Ведь статистические бюро рапортуют только о данных за уже прошедший период, но не представляют каких-либо прогнозных оценок. А прогноз, который делается экспертами на основе прошлых данных, не всегда может оказаться корректным, потому что прошлая статистика не всегда может оказаться хорошим руководством в каждых новых обстоятельствах. Хотя, опираясь на данные Росстата, принято считать, что к концу года инфляция потребительских цен в России не превысит 4,8-5% в год, мы полагаем, что реальная инфляция за 2016 год может оказаться выше этого уровня. Ведь фактор сезонной дефляции уже не действует, снижение процентных ставок приостановилось, хотя не приостановился рост затрат предприятий. Зато наступает сезон предновогоднего шопинга, когда люди покупают товары, практически невзирая на рост цен и кризис. А растущий спрос покупателей может подталкивать продавцов к повышению цен в конце года. Кроме того, российская экономика по-прежнему зависит от цен на нефть, и если встреча в ОПЕК окажется малорезультативной, и цена нефти опять упадет, а повышение процентной ставки в США будет способствовать ослаблению рубля в конце года, то показатели инфляции потребительских цен по итогам текущего года могут превысить запланированные государством целевые уровни инфляции.

Внимание!

  • Прогнозы, представленные в обзоре, являются частным мнением автора. Комментарии к ним не являются рекомендацией к торговле или руководством по работе на финансовых рынках. Альпари не несет никакой ответственности за возможные прямые или косвенные убытки (или иные виды ущерба), которые могут возникнуть в случае использования материалов обзора.
  • В обзоре сохранены авторская пунктуация, орфография и стилистика.

Чат для трейдеров

Обсуждение новостей из мира финансовых рынков, прогнозы движения цен и вопросы нашим экспертам.

Перейти к обсуждению

Подкасты от экспертов

Альпари

в

Аналитика
Альпари

в


Добавить

Другие обзоры аналитика

Наталья Мильчакова

Наши аналитики

Александр Разуваев
Александр Разуваев

Директор аналитического департамента Альпари

Анна Бодрова
Анна Бодрова

Старший аналитик Альпари

Вадим Иосуб
Вадим Иосуб

Старший аналитик Альпари

Все аналитики
Наверх